сообщить об ошибке
Радио Рекомендации

Биография Jazzlobster

ПрофильПрофиль

БиографияБиография

Фото (0)Фото (0)

Клипы (0)Клипы (0)

Дискография (0)Дискография (0)

Концерты (1)Концерты (1)

В блогах (0)В блогах (0)

Похожие (48)Похожие (48)


А что касается Jazzlobster, то началось все довольно давно в городе Москва, образца раннего 1993-го года. В то время Сергей «Фруча» Миронов и Петр «P.J.» Жаворонков уже вовсю гремели на гитаре и барабанах соответственно в панк-группе ВПШ. Данное музыкальное образование, возглавляемое бескомпромиссным мачо Иваном Владимировичем Воробьевым, ориентировалось на истинные корни: Sex Pistols, The Clash, The Doors, The Birthday Party. Однако Iron Maiden, The Cure, Queen, Pink Floyd и музыка арабских революционеров также входили в атомный коктейль ВПШ. Вообще, для панков ребята были слишком непросты: Иван день и ночь штудировал Ницше и Юнга, строча гневные манифесты, Сергей втихую создавал на своем шикарном синтезаторе техно-сюиты, эдакий синтез KLF и Шостаковича, Петр знал наперечет всех классических джазовых барабанщиков и перенимал от них наилучшее. Ну и так далее… Кстати, ансамбль ВПШ «образовался» еще в 1988-м году, усилиями Ивана Воробьева и его приятелей Тихона «Кубова» Шарова и Павла Бородина. Тогда юнцы долго и с упоением шуршали тетрадями, исписанными лирикой и практически безрезультатно насиловали чудовищные гитары. Было записано немало 90-минутных «магнитоальбомов». Тихон активно претендовал на звание «клавишника», одолжив у кого-то мощнейший аппарат марки YAMAHA. Первый хит этой супер-группы, между прочим, назывался «Ширинка сзади». Влияние Виана, Хлебникова и Роджера Уотерса было заметным и похвальным, но с музыкой начало получаться чуть позже, году так в 91-м, когда Сергей приложил свои недюжинные познания в теории музыки к брутальной панк-схеме, а Петр присел за барабаны. Многоволосый басист-виртуоз Максимилиан Карманов дополнил картину. Были даны концерты, к великой радости в дымину пьяной, но образованной молодежи. Вскоре, в 92-м году на горизонте возникла еще одна своеобразная личность. Звали этого смутьяна Иван Серов. Он уже нашел общий музыкальный язык с Петром (Иван, Петр и Тихон учились в одной школе на Юго-Западе, да и жили в соседних дворах, если уж начистоту) и слыл большим ценителем глэм-рока и смачного хард-н-хэви. В топах у парня стояли Guns’N’Roses, Motley Crue, Metallica и прочие бесподобные исполнители. Вскоре Иван уже вовсю наяривал гитарные соло в бодрых панк-боевиках ВПШ. И в то же самое время, аккурат в начале 92-го, на мир обрушилась лавина, так сказать, свежей, извините, гитарной музыки. Там был целый взвод смурных гениев из Сиэтла, пресловутые Red Hot Chili Peppers, затейники из Faith No More и все остальное ассорти. Другими словами, было, что послушать.

Любимым времяпровождением участников ВПШ и всей их лихой компании было круглосуточное распитие спиртных напитков с последующими танцами и дебоширством. Хотя Петр и Тихон в этом деле считались новичками, за короткий срок им удалось поднять свой авторитет благодаря своему энтузиазму и выносливости. В процессе подобных пьянок, сопровождавшихся прослушиванием новых поступлений из мира западной музыки и стали оформляться будущие вещи Jazzlobster. Главным творческим двигателем оказался Серов. Из-под его проворных длинных пальцев один за другим вылетали причудливые и очень даже цепкие рифы, а то и переборы. Фруча перешел на бас-гитару и тут же проявил недюжинный талант, составив с Пи Джеем упругую и нетривиальную секцию ритма. Тут прорезался, наконец, голос у Тихона, к некоторому удивлению его друзей. Все чаще он стал урчать, сипеть и подвывать в микрофон, пытаясь что-то такое изобразить в духе западных титанов. Обязательными участниками всех этих исторических событий были еще два занятных джентльмена. Во-первых, Максим Лихорадов, юный алхимик, закадычный дружок Тихона и вдохновитель многих антисоциальных экспериментов, разыгранный на территории Москвы и области. И, конечно, Алексей Сысоев, болгарский подданный и неутомимый кабальеро электрогитары, чьими усилиями самые актуальные веяния музыкальной индустрии тех лет окончательно проросли в душах будущих лобстеров. В августе 93-го года весь основной состав группы оказался на одной сцене, приняв участие в сомнительного рода акции, на территории техникума, где-то в зловещей «зоне отдыха», вотчине Юго-Западных маргиналов. В ходе уморительного «джема» были сыграны некоторые композиции из репертуара Stone Temple Pilots, Nirvana и RCHP. Зрители, одетые в вязаные свитера «Home-Boy», вместо овации предложили исполнителям пройтись на воздух и поучаствовать в кровавом побоище. После непродолжительной схватки были вызваны силы местной милиции и опальных музыкантов вывезли в безопасное место. Это был многообещающий дебют.

Кстати, название Jazzlobster было порождено Пи Джем зимой 93-го. Как он утверждал, его вдохновила обертка от культовой конфеты «Раковая Шейка». Остается лишь догадываться, о чем думал великий Дэвид Линч, назвав свой альбом 2005 года «Jazz Lobster». Да и в Нью-Джерси вовсю орудует лихой биг-бэнд именованный «The Jazz Lobsters». А эстеты наверняка помнят композицию B-52’s «Rock Lobster» и фетишистскую инсталляцию товарища Сальвадора Дали «Lobster Phone». Но никто из этих достойных деятелей культуры не додумался до простого и элегантного решения: спаять два слова воедино, без всяких там артиклей и получить JAZZLOBSTER. Браво, P.J.! Ведь группа могла называться Tulip Pixies, Wood Green Milk или The Age of Enlightenment (такие варианты действительно рассматривались разбухшими от бесполезных знаний музыкантами)! Встал вопрос ребром о репетициях и вообще. В результате проект ВПШ приказал долго жить, что отнюдь не обрадовало Ивана Воробьева. Впрочем, такова суровая реальность рок-музыки… В составе Иван Серов (ритм-гитара), Сергей Миронов (бас), Петр Жаворонков (барабаны), Алексей Сысоев (соло-гитара) и Тихон Шаров (голос) мужички начали оттаивать репертуар. Довольно скоро Алексей покинул группу, а чуть позже и Россию. Где-то с начала 94-го Jazzlobster начали репетировать на базе, расположенной в техникуме у станции подземки «Нахимовский проспект». Заведовал этим культурным узлом ныне покойный Юрий Иванович Леонов, бескорыстный покровитель юных талантов. Одна из групп, репетировавших на этой точке, называлась почему-то «Секретный ужин». Их гитариста по имени Михаил Тупаков незамедлительно пригласили играть соло-гитару в Jazzlobster. С ним и состоялась первая студийная сессия группы. В феврале 94-го в студии Гнесинского училища на Третьяковской были зафиксированы три песни: No Choice, Kanaka (с таким вот припевом: «Funkpunksonic evolution is growing on the fields of Earth!») и I’m in Sorrow. Занятно, что в ближайшие 11 лет лобстеры полноценно запишут только три студийных вещи. А те, первые песни были бодрые, в них читался интерес к белому рок-фанку и так называемой музыке grunge.

Восьмого апреля 1994го года Jazzlobster сыграли свой первый концерт на сцене того же уютного техникума, где они репетировали. В программе значился «Секретный ужин» и когда их солист, впоследствии известный телеведущий Андрей Добров в порыве чувств пробил ногой дощатый пол, стало ясно – это все не просто так! Очень-очень скоро Михаила сменил другой соло-гитарист, Яша Липкин. Как ни смешно это звучит, но и он был выходцем из пресловутого «Ужина». Устоять перед его голосом в 7 октав и бенгальским стилем игры было сложно. А потом, конечно, захотелось больше концертов. Клубная сцена Москвы была пока еще слабо изучена нашими героями и при активном содействии Максима Лихорадова, изъявившего желание стать директором новоиспеченного коллектива, начались поиски оказий. Кстати, на второй концерт группы директор пришел прямо из зала народного суда, где его огульно пытались обвинить в хулиганстве. Во время очередной адской попойки в закромах МГУ Макс и Тихон увидели на стене афишу группы The Console. Интуитивно они поняли, что речь идет о чем-то серьезном. Вскоре в клубе Drive на Бережковской набережной состоялся совместный концерт Jazzlobster, The Console и легендарного «Нюанса». Участники «Консоли» вели себя как настоящие ветераны, дико бухали и фотографировались в компании молодых девиц. Однако Jazzlobster быстро доказали свою состоятельность на сцене и за бутылкой. Это было началом долгой прекрасной дружбы.

Jazzlobster матерели. С первых же дней коллектив взял манеру исполнять версии чужих, но любимых песен. Можно припомнить RCHP, Nirvana, Pearl Jam, Primus, Beck, Mr. Bungle, The Cure, Sex Pistols, Jane’s Addiction, ну и т.д. На русском не пели вообще, считая родной язык несовместимым с той музыкой, которую получалось сочинять. И слушатели не жаловались. На концертах в любом случае было горячо. На ура шли такие композиции, как Y Don’t U?, Kanaka, Subway Station, No Choice. Постепенно аранжировки начали усложняться, не сами по себе, разумеется, пришлось попотеть над ними. Иван и Тихон стали еще активнее углубляться в дебри экспериментального безумия. Теперь уже они вдохновлялись Throbbing Gristle, Roxy Music, Psychic TV, Captain Beefheart и многими другими классиками-мракобесами. Само собой, даром такое пройти не могло. За углом уже стояла рейво-психоделическая революция, докатившаяся и до Руси. Летом опять играли концерты, дипломатично попрощались с Яшей. С тех пор архаичное разделение на ритм и соло гитару в Jazzlobster было упразднено. 8 октября 94го прошел еще один знаменательный концерт. В клубе «Alyabieff», ставшем плацдармом для безумств вышеуказанных персонажей дебютировали ансамбли IFK, Crocodile TX, а также не очень здоровый проект Shapito J. Jazzlobster в ранге уже чуть ли не ветеранов завершили тот памятный вечер. Впоследствии творческие судьбы всех этих коллективов сплелись самым причудливым образом. На фоне молодых коллег музыка лобстеров казалась мягкой и умиротворяющей. В моду постепенно начала входить очередная волна хардкора и стилистические экивоки молодежь уже не воспринимала, открывши рты. Им хотелось первородного рыка, сырого мяса. Впрочем, трагедии никакой в этом не было. Вплоть до конца зимы 95го Jazzlobster сочиняли новый материал и давали концерты по клубам. Активно дружили с Console и Crocodile TX, дурковали с псевдополяками Shapito J (в этом подростковом глумлении над идеалами хардкора принимали участие Тихон, P.J. и практически все крокодилы). Все больше интереса друзья проявляли к импровизации. Несколько выступлений были даны в эстетике трансмутационной психо-фрикоделии. Даже такие специалисты по «расширению сознания», как Alien Pat Holmen вспотели от спонтанного перформанса Ивана, посрамившего многих анфан терриблей былого. Слишком буквально восприняв вялое предложение участников «A.P.H.» разбить их гитару и вообще сделать что-то революционное, он ее действительно разбил самым зверским образом и готов был пойти еще дальше, если бы не подоспевшая охрана. Играли также с «Пограничным состоянием», детищем фанатичного индустриальщика Кости Божьева. Границы жанров размывались, потом опять твердели, но ненадолго. В составе появился саксофонист, Павел Квашин, прозванный «Пабло», за свой богемный вид. Его внятный и профессиональный джазовый стиль был подвергнут осмеянию тем же Серовым, и вскоре Пабло поднаторел в анархистских диссонансах a la John Zorn. Зимой 94го лобстеры вернулись в студию Гнесинки и записали еще две композиции: Y Don’t U и Subway Station, через какое-то время изданные на лимитированной компиляции «Птюч-Zone» вместе с треком No Choice.

Весной 95го Тихон изрядно удивил своих друзей, заявив, что отправляется служить в ВС РФ. Мощный психологический кризис и упразднение отсрочки от армии действительно заставили его сменить обстановку, хотя обретался он впоследствии неподалеку от столицы и периодически заглядывал на концерты и кутежи бывших коллег, находясь в увольнении. В то же время Максим завел тесную дружбу с движением «Птюч», наслаждаясь разноцветными излишествами психоделики 90-х и откровениями электронной музыки. Иван с энтузиазмом присоединялся к этим эскападам. Группа сыграла пару сенсационных инструментальных концертов в Птюч-клубе, поразив воображение рейверов и любителей кислятинки, а затем вплотную встала перед необходимостью поиска нового вокалиста. Были проведены прослушивания, которые не слишком взбодрили музыкантов. Однако уже летом 95го на базу пришла замечательная хрупкая девушка Тутта Ларсен, известная телеведущая андергарундного толка. Практически сразу стало ясно, что группа будет жить дальше. Вокальные и мелодические данные Туты дали творчеству новый толчок. Старые вещи были талантливо переосмыслены, а там и за новыми не заржавело. К осени было готово демо, вскоре обновленный Jazzlobster начал давать концерты. Музыка стала гораздо мелодичнее, продуманность аранжировок и фирменный напор ритм-секции остались на высоте. В 96м году был записан единственный студийный трек с Ларсен, под названием Escapist. Текст написал Иван, вдохновленный романами Гессе, а, может, и еще чем. Эта вещь вошла в сборник «Учитесь плавать: Урок второй», спродюсированный, кстати, Пи Джем. Очевидцы вряд ли забыли выступление блистательное выступление лобстеров на одноименном фестивале, во время которого Иван, запутавшись в своем белье, уронил на сцену гигантский комбик. Это было первое появление группы на крупной площадке. Группа съездила в Петербург, задружилась с Tequilajazzz, сыграла перед восторженной толпой на Дне Города и фестивале «Мегахаус». В общем, это был уже другой уровень, друзья, окей? Самыми яркими из вещей того периода были «Happy Childhood», «Mary Jane», «Nacre/Jealousy». Некоторые из них сохранились на записи неповторимого живого выступления в эфире радио «Ракурс» и, возможно, будут когда-нибудь изданы в качестве документа веселой эпохи. Разуется, надо было писать альбом. Пи Джей к тому моменту уже несколько лет работал на московской студии «БОП» ассистентом звукорежиссера и получил от начальства карт-бланш. К сожалению, несмотря на многодневные радения, дальше записи ритм-секции и пилотных гитарных партий продвинуться не удалось. Последний концерт в этом составе прошел в клубе «Акватория», руководителем которого был тот же славный безумец Дима Чеботарев, что рулил «Алябьевым».

Сейчас уже нелегко однозначно сказать, почему группа растворилась в воздухе на пике творческой формы, да это и не так уж важно. Как бы то ни было, внешние интересы начали превалировать. Ларсен стала активно участвовать в жизни индустриального проекта Thaivox и занималась карьерой телеведущей. Пи Джей пригласили в состав IFK и он с большим энтузиазмом влился в коллектив, как и Тихон через годик. Макс Лихорадов с головой ушел в организацию транс-вечеринок и нескучную клубную жизнь. А самородок Иван все больше начал разочаровываться в рок-музыке и сопутствующих ей благах. В 97м году он некоторое время играл с Тихоном, Чика Ди (The Console, IFK) и Романом Костюком (The Console) в электро-панк проекте ТОТ. Весьма показательно, что даже коллеги по этому далекому от стандартных схем ансамблю сочли подход Ивана чересчур экстравагантным. Но последнем их совместном концерте он попросту отвернул свою комбик в сторону от зрителей, положил на него гитару и с интересом естествоиспытателя наблюдал, как не на шутку заводится цепь многочисленных странных педалей. Немногие посвященные отмечают, что музыкальные наработки Ивана были самобытными и чрезвычайно зрелыми для его возраста, но, видимо, он зашел в своих изысканиях слишком далеко. В тот момент, когда Фруча и Пи Джей готовы были возродить деятельность группы, Иван прямо заявил, что он продает гитару и расстается с музыкой. Никакие уговоры и аргументы коллег его не удовлетворили. Учитывая ключевую роль Ивана в творческом процессе, оставшиеся лобстеры, так сказать, умыли руки. Больше всех переживал Фруча, временно оставшийся не у дел. Группа распалась, так и не записав ни одного альбома, не говоря уж о каких-то там клипах.

Однако луч надежды забрезжил в конце тоннеля. Спасение пришло в мужественном образе гитариста Александра «Бочи» Бочагова. (В Jazzlobster его иногда также называют «Проповедником» за непримиримое отношение к человеческим грехам). Знакомство с ним состоялось еще во времена репетиций в техникуме. В 94-м году богатырь Боча, игравший там с приятелем Сергеем Паркачевым экспериментальный математический металл в духе Voivod и Mekong Delta, был впечатлен игрой Серова и фанковыми обертонами репертуара Jazzlobster. За широкими плечами Бочи стоял опыт игры в самых разных стилях (панк, психодел и прогрессив-рок), а также весьма колоритная и боевая юность. Среди гитарных богов, сформировавших его вкус, были Ангус Янг, Джимми Хендрикc, Сид Баррет, Роберт Фрипп и многие другие. Со временем и Фруча по достоинству оценил виртуозную манеру игры Саши, в то время занятого аж в четырех проектах («Музыка Лежа», «Камаз», «Другая часть», «Рааг»). Вскоре на нейтральной территории встретились практически все участники старого доброго лобстера. Речь идет еще об одном шутейном проекте, которыми славилась вся эта честная компания. «Недетский мир», позже мутировавший в проект «Грязные козлы» специализировался на шизофреническом и порочном рок-шансоне, а также похабнейших текстах, положенных на музыку героев «альтернативного» мэйнстрима и русского рока (Nirvana, RCHP, Rammstein, Земфира, Мумий Тролль и т.д.). В 98 году на студии, где базировался пионер русского дигитального хардкора DJ Digger, многочисленные участники Недетского Мира и сочувствующие пытались записать пару своих хитов, «Девчонка» (она же «Man Song») и «Чувство Икс». Эти сессии проходили в лучших традициях Happy Mondays, поскольку на протяжении месяцев музыканты приходили работать каждый под своим кайфом и работать в результате не могли. Именно там Боча, также любитель расслабиться о ту пору, показал, что может сыграть все что угодно, причем быстро и чисто. Когда песни были таки записаны, Диггер неаккуратным движением пальца отправил их в небытие, отформатировав диск. Но дружба и сотрудничество Фручи с Бочей начали крепнуть. Да и Тихон нередко заходил на их посиделки, где в целительных дымах звучали Parliament-Funkadelic, Prince и нервический Joe Spencer. Потихоньку Саша начал разучивать старые вещи лобстеров и не только ухватил музыкальный нерв Серова, но и усовершенствовал его новаторские гитарные структуры. Фруча был в шоке: возрождение оказалось более, чем реальным. В то же время Сергей нашел время на то, чтобы помочь в студии IFK, GrooveFK (IFK + DJ Groove) и Crocodile TX в их очередной инкарнации. Интересно, что в 99м году в составе «Грязных козлов» на одной сцене оказались сразу три участника Jazzlobster из первого состава – Пи Джей, Фруча и Тихон, почему-то требовавший именовать себя «Кубовым». Дополнена эта могучая кучка была фронтменом IFK «Паштетом» Филиппенко и гитаристом той же группы Максом Галстьяном. Как в старые добрые времена парни играли хиты прошлого типа Under The Bridge и Come As You Are, но с куда более интригующими текстами (строчка наугад: «До земли висят болты – так ценит Архимед!»). Всем снова было весело.

Несколько лет спустя Фруча и Боча почувствовали в себе силы заняться новым студийным проектом. Они обратились к Тутте Ларсен и продолжили работу в домашней студии втроем. Несмотря на достаточно регулярные встречи, и несколько полностью законченных вещей, процесс снова начал затягиваться и как-то потихоньку сошел на нет. Возможно, тому сопутствовала не только занятость Туты, но и отсутствие живого барабанщика. На одних лупах ведь далеко не уедешь, если ты не диджей-шарлатан! Парни начали репетировать с различными виртуозами палочек и пластика (в частности, с Алексеем Кадлубовичем, позже игравшим в «Мегаполисе» и «Лакмусе»), но духовного единства не ощущалось. Ветеран Пи Джей предложение к сотрудничеству встретил без энтузиазма, скептически оценивая перспективы проекта без Серова. Следующим в списке стоял Тихон. Летом 2002-го в коричневом бумажном пакете ему передали диск с демо-версиями нескольких совершенно новых композиций. Не особо мешкая, Кубов записал на них дома рабочую версию вокала, которая всех заинтересованных лиц, в общем-то, устроила и даже воодушевила. Тем не менее, дальше пары-тройки сабантуев дело не пошло. Нужно было найти барабанщика и репетировать как взрослые люди, с огоньком. И в 2004-м году этот человек был обнаружен. Дмитрий Вичев приехал в Москву из солнечного Киева, где он уже обрел известность в качестве сильнейшего сессионного барабанщика. Вича играл в разнообразнейших украинских формациях, от биг бэндов до джаз-роковых групп, работал на студии у Ступки, там же заключил контракт с певицей НАТА и выехал в Москву на запись ее альбома. Слухи о его филигранном и в то же время необузданном стиле сразу встревожили умы Фручи и Бочи, но предстояло еще послушать маэстро в деле. Это удалось сделать не сразу, поскольку Вича также умел качественно оттянуться, но в один прекрасный момент (29 июня 2004-го, точно в день рождения Бочи) троица слилась в звуковом экстазе, и все встало на свои места. Крайне убедительный внешний вид трех исполинов лишь скрепил уверенность в том, что состав укомплектован. Мужчины приступили к закреплению материала. Кубов только ждал сигнала и летом 2004го начал репетировать с Фручей, Бочей и Вичей, получив новое кодовое имя – Тича.

Так и началась новая фаза в истории группы. Были реанимированы некоторые боевики древности - Y Don’t U?, Fake, The Fly of Love и пр. На основе той самой демо-записи из коричневого пакета родились Le Massage, Distant Swimmer и Lazy Goddess. Ну и так далее. Уже в октябре 2004го Jazzlobster дал первый концерт в серии выступлений движения AVANT, с которым Кубов уже установил сердечные отношения, благодаря акциям фрик-нойзового Won James Won. Нечастые, но энергичные и душевные клубные выступления способствовали неминуемому прогрессу рок-группы. Практически сразу коллектив обрел пятого участника – им стал хорошо известный в московском андерграунде звукорежиссер Евгений Ласточкин. Его усилиями был профессионально записан концерт в том же 35 mm. в апреле 2005го. В результате еще больших усилий был выпущен DVD со съемкой этого концерта, который распространяется на концертах. Последовали еще выступления, круг ценителей расширился. Следуя доброй традиции, лобстеры продолжали вводить в сет ковер-версии, на этот раз не обойдя вниманием dEUS, Bloc party, King Crimson, Electric Six, Refused, да и прочих. Картину ренессанса дополнило возвращение блудного уже не мальчика, но мужа по имени Максим Лихорадов на должность директора коллектива. В ноябре 2005 года произошло нечто из ядра вон выходящее – лобстеры начали писать свой дебютный альбом на студии МГСУ. Запись вокала на домашней студии Евгения «EEE Records» затянулась аж до августа 2006го благодаря неспешности Кубова и перфекционистскому подходу к производству. И, тем не менее, этот альбом из 14 треков, получивший название «Oi Lucky Universe!», планируется издать на независимом молодом московском лейбле, а затем двигаться дальше…

Наверное, можно было бы добавить что-то о самой музыке, но старик Заппа велел меньше говорить о ней, а больше производить и, соответственно, слушать. Достаточно сказать, что, как и 13 лет назад Jazzlobster стоит вдалеке от российского музыкального мэйнстрима, собирает в клубах благодарных поклонников и внимательно следит за тем, что происходит в актуальной музыке всех возможных направлений. А в России жизнь искусства традиционно кипит только в подполье, это известный факт. Так что ждите пластинки, она все расставит по местам.

Сергей «Фруча» Миронов - бас
Александр «Боча» Бочагов - гитара
Дмитрий «Вича» Вичев - барабаны
Тихон Кубов - вокал, тексты
Евгений «Профессор» Ласточкин- звукорежиссёр
Лихорадов Максим- директор


Источник: lastfm.ru


  Редактировать биографию  
Последнее изменение: barracuda
17.12.2008

 
Jazzlobster
Год основанияДобавить
СтранаДобавить
ЖанрыДобавить
СтилиДобавить
Посетителей на сайте 213